Виктор Шпанцев: «Трибуны мне кричали: «Шпана, давай, шпана!»

В послевоенные годы любовь и интерес к футболу в нашей стране достигли апогея. На городские матчи собирались сотни тысяч людей, мальчишки гоняли самодельные мячи в каждом дворе, фамилии футболистов местных команд знал каждый горожанин. Именно на 50-60-е годы пришлась футбольная карьера нашего земляка – Виктора Шпанцева. О послевоенном футболе в Выксе, своем первом голе, участии в чемпионате РСФСР и полученных государственных наградах Виктор Иванович рассказал читателям «Красных Зорь».

— В 40-ые годы футбол был хороший, привлекательный. Люди штурмовали стадион, сначала шла волна с одной стороны, затем с другой, даже конная милиция не успевала. Гидрант на Красной площади не перекрывали, было жарко, стояли огромные очереди. Весь город собирался.

В детстве я все время играл в футбол. Меня спокойно принимали во все команды, на одной улице ребята устают, я иду к другим и продолжаю играть. В один из дней брат моего друга привез настоящий мяч из Москвы, и в это же время в Выксе началось движение дворовых команд, нас стали пускать на стадион.

Осенью 1954 года двое моих друзей: вратарь Борис Щепкин и защитник Юрий Машунин позвали меня на тренировку в «Металлург», они вместе со мной только стали вливаться в команду. Я подошел к тренеру Виктору Андрияновичу Коноплеву, мы все обговорили, и я стал тренироваться. Осень была солнечная, мы тренировались на стадионе, а зимой в спортзале Дворца культуры им. Лепсе.

В те годы команда выступала в Средневолжской зоне чемпионата РСФСР, победитель которого выходил в класс «Б». Перед первой игрой в Пензе случилась неприятная ситуация. Виктор Коноплев включил в состав молодежь: меня, Бориса Щепкина и Юрия Машунина. «Старички», защитники Виктор Кокарев, Евгений Сазонов и кто-то еще объявили бойкот и на матч не поехали.

В Пензе мы остановились в доме у Никодимцева, который до этого был вторым секретарем выксунского горкома. Его сыновья рассказали, что их вратарь плохо прыгает в правый угол. И вот на пятой минуте матча мяч отскочил ко мне в центре поля, я добегаю до штрафной, ног под собой не чую и точно бью в тот угол. Мой первый гол в карьере! Они сравнивают, а Алексей Хохлов с фланга прорывается на угол штрафной и выводит нашу команду вперед. Но мы все равно терпим поражение, потому что на матч не поехала защитная линия. Нападающего Анатолия Хохлова поставили в защиту, а он привык играть впереди, ему забегают за спину, и мы пропускаем.

Приезжаем в Выксу, партком и завком недовольны, слово за слово, и Виктор Коноплев уходит из команды и становится играющим тренером «Авангарда» (ему как-то разрешили играть), он зовет меня с собой, но я решаюсь остаться, неудобно было уходить, да и нужной специальности в их техникуме не было. А нас возглавляет Александр Федорович Сёмочкин. К слову, отношения со всеми тренерами у меня были хорошие, они были для всех нас авторитетами, но мы, футболисты, могли их поправить, если считали, что так будет лучше.

Все же Коноплев меня додавил, следующий год я уже играл за ДРО. У «Авангарда» ничего своего не было, и они занимались сразу после нас. После и перед каждой тренировки он все время спрашивал: «Ну, когда перейдешь?» Я и не выдержал. А в конце сезона состоялись традиционные матчи «Металлурга» и «Авангарда» за право сыграть в РСФСР. В первой игре победил ДРО – 3:0, а во второй мы взяли реванш – 2:1, но этого было недостаточно. Это еще больше убедило меня перейти в «Авангард», ведь теперь «Металлург» стал выступать в чемпионате Арзамасской области.

Чемпионат РСФСР проводился по круговой схеме. Все команды были высокого уровня, намного сильнее областных: Ижевск, Ульяновск, Саратов, Ковров, Саранск, Павлово, Сызрань, Владимир, Казань и Зеленодольск. Потом эту зону преобразовали в класс «Б», и они все были автоматически допущены. Нас не допустили только потому, что стадион не вмещал десять тысяч зрителей.

Запомнился матч с Зеленодольском, за который выступали летчики, все мастера высокого класса. Я в этом матче не играл. Почему-то до этого рассердился, сдал форму и на трибуне смотрел. В общем, забили они нам десять с чем-то голов. Вскоре меня позвали назад в команду, и я вернулся. А в сборной Арзамасской области, составленной в основном из игроков «Авангарда», я решил не играть и поехал сдавать экзамены.

Осенью 1956 года прямо из техникума меня забрали в армию. Целый месяц прождали в Навашино. Меня хотели отправить в футбольную команду на Урал, но начальство решило отправить меня в Козельск под Калугой. Этот город татаро-монголы прозвали «злым городом», очень долго не могли его взять. Оказалось, что раньше здесь была штрафная рота, и эту часть командование решило «облагородить» спортсменами. Я был лучшим, дублировал сразу три позиции на зенитном орудии. Но были и минуса. В отпуск отпустили зимой только на третий год службы. Зимой мы уезжали на учение в Костерево Московского военного округа, а летом в Дорогобуж Смоленской области в палаточный лагерь.

Даже удалось один раз сыграть в футбол. На матче открытия в Козельске наша часть выставляла свою команду. Я не хотел играть, но командование было непреклонно, даже прислало «Победу» за мной. Выдали какие-то неудобные бутсы, гвозди упирались в стопу, поле жесткое, в итоге проиграли. Играли и между собой с зенитчиками из Алабино и Наро-Фоминска, у них были очень сильные футболисты. Первый матч проиграли без шансов 5:0, и во втором дали бой, они победили только 0:1. Играли с ними и в волейбол.

В 1959 году я вернулся из армии на два месяца раньше к началу нового учебного года. Игроки «Металлурга» Алексей Большаков и Виктор Петров узнали про меня и начали звать к себе в команду. Я согласился. Следующий год начал в своем первом клубе и больше из нее не уходил. Мы почти все время играли по первой группе, и по окончании сезона 1967 году я повесил бутсы на гвоздь.

Я обладал хорошей скоростью, техникой, пасом и ударом, играл правым и левым нападающим, а под занавес карьеры опустился на позицию, как сейчас бы назвали, плеймейкера, но тогда они считались нападающими. Трибуны мне все время кричали: «Шпана, давай, шпана!» Патруль подходит к ним и спрашивает: «Чего ругаетесь?» Отвечают: «А его так зовут» (улыбается).

Мы все играли в техничный футбол по системе «дубль-вэ». И Валерий Совцов, и Виктор Круглов, и Александр Шалунов. Константин Малинин играл в нападении – хороший удар, изобретательная обводка. Его транзитом через крымские команды пригласили в Дзержинск и поставили левым защитником, чтобы он активно поддерживал атаки. Октябрь Вилков – центральный защитник, поиграл в классе «Б», футболист и хоккеист, сдавал всевозможные нормы.

В «Авангарде» выделялся центральный защитник Юрий Яковлев, нападающие Борис Турутин и Николай Орлов. Последний обладал средней скоростью и обводкой, но Коноплев ассистировал ему мяч, и Коля сильным ударом с левой ноги забивал голы. Любимец публики — Василий Сонин. Трудолюбивый, но никак не мог забить гол. Все время бил, но не получалось.

После завершения карьеры я через какое-то время уехал в Нижневартовск на заработки. Быстро построил дом в Выксе, но начал жить в нем только через двадцать один год. Возобновлять футбольную карьеру на новом месте не планировал, все-таки уже было тридцать шесть лет. Работал хорошо и был награжден медалью «За освоение недр и развитие нефтегазового комплекса Западной Сибири», медалью «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина», и званием ветеран труда.