Владимир Порхачёв: Краевед, инженер, историк

Инженер по образованию, историк и краевед по призванию, Владимир Павлович Порхачёв большую часть своей жизни жил и работал вдали от Выксы, но никогда не прерывал связь с родным городом, где, как вспоминал впоследствии он сам, «проведено детство, и где с 1765 года, с момента основания выксунских заводов, работали мои предки Порхачёвы, привезённые с Тульских заводов братьями Баташевыми».

Обошёл всю Выксу

Вклад Владимира Павловича в дело сбора документов по истории завода, сохранения памятников старины и организации в Выксе музея огромен, но всё ещё не до конца оценён. Не оцененными, потомками, уже «привыкшими» к изданиям по истории завода, к сохранённым «памятникам архитектуры» и к нашему замечательному музею с богатой экспозицией, библиотекой и архивом. Зачастую не понимали его и современники, считавшие этого неутомимого, часто навязчивого, дотошного знатока дореволюционной Выксы назойливым чудаком.

«Большое видится на расстоянье»… Порхачёв первый занялся краеведением в его классическом, общественно-значимом понимании. Не копил своего «архива» и коллекции, не собирал «материалы по истории семьи» или «для книги». Свои публикации он скромно подписывал «Пенсионер», но был историком, хранителем, общественником от Истории.

Он «обошел всю Выксу» в поисках устных свидетельств и экспонатов для музея, работал в архивах и писал во все инстанции о необходимости сохранения памятников старины. И надо учитывать, что это делалось в 1950-е годы, когда привычного для нас краеведения, этого всеобщего увлечения старичков-отставников и пионеров-следопытов, еще просто не существовало.

Интерес любителей к дореволюционному прошлому, к личностям и жизни богатеев-заводчиков не поощрялся властями и настороженно воспринимался самими старожилами, к которым с расспросами о прошлом их семей обращался историк. Тогда многие предпочитали на всякий случай помолчать и о своих предках «из бывших»: священнослужителях, заводских начальниках и купцах.

Сын потомственного металлурга

Да и сам будущий историк Выксы был из «знатных». И ещё каких! Он родился в 1891 году в семье помощника управляющего Нижне-Выксунского завода Павла Порхачёва (1835-1918). Павел Петрович — личность легендарная. Его уважали как специалиста, но с особой благодарностью вспоминают его мужество и умелые действия во время печально знаменитой катастрофы апреля 1881 года, когда произошёл прорыв плотины Верхнего пруда.

«Именно он, — рассказывал современник, — поторопился с народом на Железницкой плотине поднять все запоры навылет. Это спасло Средний и Нижний заводы . А так, говорят, и названия не было бы, что существовали какие-нибудь тут заводы и жители».

Владимир Павлович, сын этого потомственного металлурга, в 1917 году окончил Московский институт инженеров путей сообщения и до выхода на пенсию в 1955 году работал инженером. Примечательно, что первые годы трудовой биографии этого талантливого человека были непосредственно связаны с родной Выксой, металлургическим заводом и заводским железнодорожным хозяйством.

В 1917 году Владимир Порхачёв назначается на пост уполномоченного от Управления Выксунских заводов на станции Навашино, а позже становится начальником службы путей железнодорожного цеха Выксунского и Кулебакского заводов. На этих должностях он принимает непосредственное участие в строительстве, а потом и вводе в эксплуатацию жизненно важной для нашего города и завода широкой железнодорожной колеи.

В 1921 году молодого специалиста приглашают в Москву. Он работает на строительстве заводов (Автозавод и «Динамо») и жилых домов. В последние годы своей карьеры Владимир Павлович занимал ответственные должности в Минстрое, что придало его общественной деятельности как краеведа определенный вес. С запросами и мнением «ответственного работника», пусть даже отставного, тогда было принято считаться.

Материалы о Выксе собирал в Москве

«С моим выходом в 1955 году на пенсию, — вспоминал Порхачёв, — я решил посвятить всё своё время общественной работе, сознавая, что ещё очень много интересного следует получить, сделать, чтобы считать открывшийся музей годным для полного ознакомления с ним города и района…

Проникнувшись добрыми воспоминаниями о далёком прошлом, я начал любовно собирать в Москве для истории Выксы материалы, необходимые для народного музея. С большим трудом мне удалось получить большой исторический материал в Центральном государственном архиве древних актов МВД СССР…»

«Каждое лето Порхачёв приезжал в Выксу, — вспоминал о сотрудничестве с краеведом Михаил Михайлович Рогов (в 1960-х — редактор газеты «Новая жизнь»). Я за ним машину посылал на пристань, а потом частенько заходил к нему домой на чай. Был он частым гостем и в редакции, что располагалась тогда в Баташевском доме.

Бывало, каждый божий день кто-нибудь кричит: «Встречайте, ваш Порхачёв идёт!» И всегда что-нибудь приносил. Кое-что из его материалов мы тогда отметали, но многое было интересно. Это был настоящий знаток старины с готовой историей «к месту» по любому вопросу». Вот как описывает свои исследования сам Владимир Павлович (запись 1965 года):

«Мне удалось получить часть исторических материалов простым опросом в течение прошедших 10 лет жителей Выксы, их сказаний, записей в старых книгах о старых делах заводчиков Баташевых… о культурных мероприятиях, искусстве, образовании, воспитании семей рабочих заводов и отношении хозяев к желаниям рабочих.

Сохранились также со слов обывателей разные толки и слухи о наличии фальшивомонетчиков в подвальных помещениях заводов. Или о наличии подземных ходов, ведущих от подвальных помещений заводов к большой аллее парка. Проверкой комиссии установлена была неправомерность слухов. Никаких фальшивомонетчиков и подземных ходов не существовало».

Надежда Алексеевна Князева с теплотой рассказывала, что именно Порхачёв стоял у истоков организации выксунского отделения Всероссийского Общества охраны памятников истории и культуры, а ещё раньше — привлёк к Выксе и её ветшающим старинным зданиям внимание специалистов Министерства Культуры.

«В 1960 году, — вспоминал эту важную страницу своей биографии сам Владимир Павлович, — мне довелось присутствовать в Министерстве культуры РСФСР на заседании государственной комиссии по отбору памятников культуры в областях и городах Союза ССР для реставрации ремонта и принятия тех под охрану правительства».

Та историческая комиссия дала «положительное заключение» и признала за памятниками малоизвестной тогда Выксы большое историческое и художественное значение. Это была настоящая победа, благодаря которой мы и сегодня можем любоваться помнящими Баташевых и Шепелевых выксунскими зданиями XVIII века.

Книга стала «Записками»

Но какой краевед довольствуется только спасением «руин», поисками документов и крохотными публикациями в газете! В середине 1960-х годов многие здесь знали, что неутомимый Порхачёв работает над своей «Историей Выксы». К 1965 году уже сложилась рукопись, о ней даже писали в газете. Она представляла собой объёмистый труд в виде пяти тетрадей. Эта рукопись была рецензирована в Московском отделении Союза советских писателей и признана «полезной, но требующей литературной обработки. Как часто бывало и как впоследствии повторится не раз с другими, труд всей его жизни так и не был издан, а большинство материалов после смерти Владимира Павловича в 1970 году были переданы его вдовой в краеведческий музей. Они известны теперь среди краеведов как «Записки Порхачёва».

Именно эти «Записки», да и сам созданный Порхачёвым собственный образ краеведа, хранителя и знатока истории во многом определяли тематику, методы работы благоговейное отношение к Старой Выксе двух выдающихся выксунских историков последующих лет – Льва Шестерова и Надежды Князевой.

Алексей Киселев

Газета «Выксунский рабочий» от 2017 года