Николай Викулов: «Автобус перевернулся и встал на колеса»

22 февраля нападающему Николаю Викулову исполнилось 60 лет. Он дебютировал за «Авангард» в 16-ть и завоевал с командой два серебра. В Эстонии стал чемпионом республики, через 11 лет в составе выксунского «Металлурга» вновь поднял чемпионский кубок. Основал на «Дружбе» футбольную команду, выиграл с ней первенство области и дважды дошёл до финала кубка.

Николай Викулов откровенно рассказал о карьере, забитых голах, пристрастном судействе, серьезном ДТП в чемпионском сезоне и забавных ситуациях.

— Николай Дмитриевич, как началась ваша карьера?

— Когда мне было 10 лет, я познакомился в лагере ДРО с вожатым Вячеславом Крыгиным. Наставник тренировал «Радугу» в Монастыре. За неё играли молодые Александр Киров и Михаил Гроздов. Я присоединился к команде через два года, каждый день мотался туда из Мотмоса.

В 1973-м я и Валерий Проворов пришли на тренировку 17-летних юношей «Металлурга». Команду возглавлял Владимир Дмитриевич Грамотов. Мне 14 лет, Валере – 16. Закрепились, хотя раньше гоняли мяч только на улице. Вышли в финальный турнир первенства области. В конце октября бегали по снегу в Горьком с «Красной Этной», но уступили.

В мае юноши «Металлурга» играли дома товарищеский матч с одноклубниками из Кулебак. Выиграли 2:0, я забил два гола. За матчем следил тренер основы Валентин Шеманов. Он меня заметил и сразу перетащил к себе в «Авангард». В 1974-м тренировался со взрослыми, но играл за юношей. «Металлург» был против перехода. В итоге на зональном турнире мне запретили играть против бывшей команды. Мы победили Навашино, Павлово, «Металлург» (без меня), но уступили Кулебакам. Я забил пять или шесть голов. Юношеский «Авангард» занял второе место и дальше не прошёл. Зато взрослая команда впервые стала чемпионом области.

— Вы самый молодой игрок в истории Выксы — дебютировали за основной состав в 16 лет.

— В 1975 году я ездил на предсезонные сборы в Кабардинку. Это мой первый взрослый сезон. Валентин Степанович подпускал к основе, я выходил на замены левым нападающим. В 1976-м вышло положение, по которому в стартовом составе должен играть футболист до 21 года. Этот сезон я отыграл полностью, на замены вместо меня иногда выходил Александр Черновсков. Только по игре между собой уступили «Красной Этне» и стали вторыми.

— Матчи на 1 мая «Металлург» — «Авангард» помните?

— Это праздник! Собирался весь город, восьмитысячный стадион заполнялся до отказа. Форму готовили тщательно, трусы гладили со стрелочками. В 1975 году я впервые вышел на замену. Против меня – правый защитник Вячеслав Крыгин. Я его извожу, он как дал по ребрам, сказал: «Отстанешь или нет». В общем, самое настоящее дерби.

— Учеба мешала?

— Учился в школе №11. В девятом классе Шеманов сказал: «Если учеба мешает футболу – брось учебу». Устроил меня в школу рабочей молодежи.

— В 1976-м «Авангард» вышел в финал ЦС «Труд», который проходил в Каспийске.

— Выступили неудачно, выиграли только у Усолья-Сибирского и Северодвинска. Результат там расписали заранее. С Каспийском судьи не выпускали нас со своей половины. От матча за 5-6 места Набережные Челны сначала отказались. Лежим на пляже, загораем. Тут за нами прибежали – давайте играть, Челны не нашли билетов домой. Получили от них 1:5.

— Назовите лучший матч.

— В 1976-м я впервые вышел в стартовом составе на матч с горьковским «Локомотивом». Мы их душили, но у соперника прошла единственная контратака. Парень подал в штрафную, вратарь Владимир Давыдов побежал на перехват, но мяч срезался — гол. После перерыва Валерий Горбенко один мяч отыграл. Матч шел к концу, прострел с края, я набежал и с линии штрафной пробил в «девятку». Выиграли 2:1.

В матче со «Знаменем» в Арзамасе мы тоже уступали, но победили 3:2. Я забил пушечным ударом в «девятину» после прострела Олега Крекова.

— Кто для вас Валентин Шеманов?

— Он как отец, подходил и решал проблемы. Никто плохим словом не поминает. Все молодые футболисты хотели перейти в «Авангард». «Металлург» и близко не стоял, он играли во второй группе. Нас поддерживал завод ДРО, руководство ходило на все матчи. Весной мы тренировались в Кабардинке, а в Выксе – на базе отдыха «Карашево». Освобождали от работы на весь год. Летом – футбол, зимой – хоккей. Даже для тех, кто на коньках не умел стоять.

— Почему уехали в таллинское «Динамо»?

— В 1977 году отыграл первый круг за «Авангард», шли на первом месте. Осенью меня хотели забрать в армию. Вопрос решили на предсезонных сборах в Кабардинке, Шеманов и начальник команды Юрий Яковлев подружились с таллинцами. Там армейская команда, играли почти все русские. После первого круга я уехал в Таллин.

— Как жизнь в Эстонии?

— Мне и ребятам из Донецка дали комнату в общежитии. Зарплата, как в Выксе, но еще платили 75 рублей на питание. Большой стадион, там постоянно проводили легкоатлетические матчи между СССР и ГДР. Стали чемпионами, опередили Пярну, Нарву, «Темпо» и «Двигатель Революции» из Таллина. Уровень такой же, как у нас в области.

В 1978-м мы шли вторыми или третьими. После первого круга я нарушил режим, и тренер Владимир Васильевич Клочков отправил меня в армию. Больше за Таллин не играл. Ближе к концу службы тренер просил остаться. Я хотел жениться, и в ноябре 1979-го вернулся в Выксу.

— Почему перешли в «Металлург»?

— Позвали Алексей Быстров и Михаил Демидов. Они опекали меня в «Авангарде» вместе с Валерием Горбенко и Иваном Карпуниным. Когда уехал в Таллин, Быстров и Демидов перешли в «Металлург». В 1980-м мы с Сергеем Сергеевичем Захаровым стали третьими. В следующем году тренера убрали, назначили Степнова, у него не получилось. Это мы с Александром Шемяковым его сняли. Пришли к председателю профкома Анатолию Александровичу Козерадскому и сказали, что это не тренер. Руководство сделало рокировку: Николай Александрович Степнов стал директором ДЮСШ, а Вячеслав Алексеевич Крыгин – наставником «Металлурга».

— Что изменилось?

— Крыгин — это тренер от мозга до костей, весь в футболе. Менялись люди, но команда ниже уровня не опускалась. До Крыгина играли безо всякой тактики. А с ним отрабатывали игру от обороны. Сначала много уделяли ей внимание, даже дома и со слабыми командами, каждый знал место и позицию. Затем поставили игру в атаке, отрабатывали прессинг.

Занимались по конспектам тренера ленинградского «Зенита» Юрия Морозова. Люди поначалу не выдерживали нагрузок, выворачивало наизнанку. На юге проводили две тренировки, а молодежь он гонял и на третью, если не считать утренней зарядки по песку.

Шли к чемпионству 1988 года постепенно. В победном сезоне играли агрессивно в атаке, прессинговали вообще в девять человек. Если мяч вратарь пасовал защитнику, то мы его загоняли и отбирали мяч. Играли с каждым персонально. Схем прессинга отработали много. Случались провалы в обороне, если один-два игрока уходили от опеки. Пятнадцать минут прижимаешь, столько же отдыхаешь в обороне.

— Арбитры засуживали?

— Горьковским командам немного благоволили. Беспредела, как в 90-е, когда добавляли пять или шесть минут и ждали пенальти, не было. Я судил пять лет боковым и пять лет главным арбитром, поэтому могу сравнивать.

— Почему в 1986 году перешли в навашинскую «Оку»?

— Из-за квартиры, в Выксе жил в общежитии на Чкалова. Тренер «Оки» Виктор Васильевич Звягин пообещал решить проблему. Дали квартиру с подселением, я отказался. Отыграл за Навашино один сезон и в 1987-м вернулся домой. Уровень команд – небо и земля. Кроссы в «Оке» я бежал быстрее всех, квадрат огромный — 20х20 метров, возили со Звягиным футболистов, как детей. Дисциплины никакой, вся команда курила.

— Решающие матчи чемпионского сезона помните?

— Мы на очко опережали «Радий», 28 августа поехали в Горький на матч с «Искрой». Настраивались на трудную игру, у них прыгучий вратарь. У Вачи попали в аварию, автобус перевернулся и встал на колеса. Отделались ушибами, только Крыгин травмировал челюсть, и Попов ухо порвал. С нами ехал сын Виктора Трусилина – Алексей, но он не пострадал.

Дали месяц на восстановление, пропустили пять матчей. В конце чемпионата проводили на неделе по две-три игры. Той же «Искре» я забил трижды. Первый гол с пенальти, второй в падении головой после подачи Горбенко, третий тоже головой.

Последняя игра в Ясенцах с «Дружбой», судил Семен Шапиро. Арбитра все боялись, но через месяц мы его отпинали. Он кричал: «Выкса чемпионом не будет». Если мы не выиграем, нас по личным встречам обходит «Радий». Первый тайм вничью 0:0. Во втором Сергей Вятин взял мяч в центре, обвел соперников и забил гол. За 15 минут до конца Виктор Киров прошел по краю, прострелил, и я с полуоборота забил гол. Мы обыграли Ясенцы и стали чемпионами! За последние пять игр я забил семь мячей.

— Как отметили?

— Праздновали всю дорогу и до утра. С нами приехали болельщики. После чемпионата вышли работать на стадион. Через месяц – «Кубок сезона», но тренировок уже не было, так, собирались, играли между собой. Конец октября, снег, слякоть, грязь, и мы растреннированные. В полуфинале против нас вышла молодежь из «Локомотива». Попов счет открыл, а они как нам дали шесть голов. Меня до изнеможения отвозил Сергей Леонтьев.

В матче за третье место играли с «Красной Этной». Я забил первый гол, и за 5 минут до конца Шапиро поставил пенальти на чистом месте, хотя Вайнер чисто сыграл в мяч. Я с ним хорошо знаком, судил ребятишек вместе со Степновым. Шапиро фактически мой начальник. Говорю: «Чего делаешь?», он ни в какую. Ударил его ногой, Михаил Гроздов тоже дал ему поджопник, Александр Киров кинул в судью мячом. Он нас всех удалил, мы ушли в душ. Нам забили, основное время закончилось 1:1, дополнительное не назначили. В серии пенальти мы победили.

— Почему ушел Вячеслав Крыгин?

— После «Кубка сезона» руководство устроило банкет в Ближне-Песочном, на котором мне и Крыгину пообещали квартиры. Жилье мы так и не увидели. Крыгин передал команду Попову, который мучился с травмой спины два последних сезона. 1989 год у меня получился скомканным, хотя нормально прошел предсезонку, играл даже последним защитником. «Металлург» завоевал серебро в первом же сезоне в чемпионате России.

— Почему перешли в футбольный клуб «Дружба»?

— В 1990-м свинокомплекс возглавил Олег Дмитриевич Качиев и основал «Дружбу». Директор предложил пост играющего тренера и дал трехкомнатную квартиру. Сказал, чтобы через три года команда гремела в области. В 1991-м мы выиграли вторую группу, в 1992-м завоевали серебро и вышли в финал кубка. Не хватило денег для победы, у Бора оказалось больше ресурсов, спонсором был местный банк.

В Выксе сыграли 0:0, оббили все штанги. В гостях попали в каркас пять раз и однажды в перекладину. У «Водника» ни одного момента. На Бору Семен Шапиро похоронил «Дружбу» вместе с боковым Владимиром Забродой. Мяч вышел в аут на 30 сантиметров, мы встали, а лайнсмен разрешил играть. Пошла подача, и Анатолий Степанов забил победный гол с лета. После матча мы смотрели видеокассету, мяч точно вышел. Так проиграли финал кубка.

— Много забивали?

— Думаю, за сотню перешел. У Захарова играл левым полузащитником, а Степнов вообще поставил опорником. При Крыгине играл в нападении в паре с Анатолием Кукарцевым. В «Металлурге» я всегда забивал минимум 10-11 голов за сезон, в 1984-м стал лучшим бомбардиром области с 25 голами, достижение разделю с Евгением Поповым, который играл на меня. Например, годом ранее забил в Богородске четыре мяча.

По словам знакомых, народ в 70-е ходил на Валерия Горбенко, а потом стал и на меня. Я об этом никогда не думал и особого значения не придавал. У меня поставленный удар с обеих ног, приличная скорость и голевое чутье. Единоличником не был, играл на команду. Александр Зайцев болел за киевское «Динамо», я — за «Спартак». Стеночки, мелкий и средний пас – наша излюбленная тактика.

За «Дружбу» в 1991 году забил 29 мячей, но это вторая группа. В Перевозе выиграли 9:1, я забил шесть раз. В первенстве тоже играли сильные команды вроде заволжского «Мотора» и дзержинского «Органика».

— В 1993 году «Авангард» и «Дружба» объединились.

— Нас с Валерием Горбенко назначили главными тренерами. Премии и зарплату платил свинокомплекс, он выделял свой автобус, завод ДРО оплачивал стадион и питание. Я играл чаще, поэтому больше руководил он. Когда начался кубок, сказал ему не вмешиваться. Вышли в финал, но проиграли «Кристаллу» из Сергача. К сожалению, это был последний сезон для обеих выксунских команд.

— Давайте не будем о грустном. Что веселого происходило в карьере?

— В 1982 году с приключением доехали в Кстово. Нам не дали транспорт, и начальник команды Александр Коростинский нашел древний автобус, на нем перевозили книги. В Верхополье в Вачском районе он сломался. Сели на рейсовый до Павлова, хорошо нашлись деньги у Крыгина и Шемякова. Из Павлова доехали на автобусе до Горького. В Щербинках посадили Николая Степнова на такси, чтобы он предупредил о нашем опоздании. Сами сели ждать автобус. Этот матч выиграли, переночевали в Горьком. Утром на катере «Ракета» доплыли до Досчатого. Отдохнули в профилактории ВМЗ, а уже в пять часов дерби с «Авангардом». Победили 2:0, один гол забил я, второй – Александр Шемяков.

Один раз бомбардирские подвиги вышли мне боком, я любил забивать в Ворсме. В последнем матче 1984 года в Горьком меня удалили и наложили дисквалификацию на следующий сезон. В четвертом туре играли в Ворсме, меня заявили под фамилией Леонтьев (в отчете автором гола указан Анатолий Погодин. – Прим.). Раньше особо не проверишь. И надо же случиться — забиваю гол. Диктор объявляет: «Забил Николай Леонтьев». Местные болельщики меня знают, кричат на информатора: «Какой Леонтьев, Викулов забил?!». Матч судил Семен Шапиро, подозвал меня в перерыве: «Ну и как тебя зовут?» Достал карточку Леонтьева, там фото, а я на него даже не похож. Матч мы выиграли 1:0, но потом нам засчитали техническое поражение. Если бы в Ворсме не забивал, то так бы подставу не вскрыли.