Комментатор Геннадий Орлов: «Мой отец — сильнейший спортсмен Выксы»

Эксклюзивное интервью для официального сайта «Металлурга».

Известный телекомментатор Геннадий Сергеевич Орлов поделился воспоминаниями об отце — футболисте из Выксы. Журналист, в 105-ю годовщину со дня рождения, посвятил Сергею Орлову репортаж на телеканале «Звезда». В памятный день там заново показали победу сборной России — над чемпионами мира 1998 года — командой Франции.

Нападающий Сергей Иванович Орлов родился 20 марта 1916 года в Выксе. Он, как и вся довоенная молодёжь, был разносторонним человеком. Юноша по примеру старших товарищей тянулся к знаниям, культуре и спорту. Выксунец на высоком уровне занимался лёгкой атлетикой, конькобежным спортом, русским хоккеем, но больше всего полюбил футбол.

— Отец рассказывал, что считался сильнейшим спортсменом. По его словам, в Выксе был дружный коллектив. Например, в 1953 году я познакомился с Капитолиной Васильевой, женой Василия Сталина. Она пловчиха из Выксы, приезжала на соревнования в Кишинёв, — отметил Геннадий Орлов.

Нападающий дебютировал за одну из футбольных команд Выксы в 1930-м, когда ему было всего 14 лет. С 1932 по 1935 годы играл за выксунский «Металлург». Осенью поступил в Томское артиллерийское училище, а в 1936-м один сезон выступал за «Металлург» из Кулебак. В 1938 году Орлов снова упоминается на страницах печати как игрок выксунского «Металлурга». На его счету есть матчи за вторую команду Выксы в 1932-м и сборную Выксы в 1935 и 1938 годах. Данных об этом периоде сохранилось не так много, поэтому не исключено, что он играл и в другие сезоны.

С 1939 по 1941 годы Сергей Орлов выступал за «Динамо» из Новосибирска.

— Сергей Иванович был разносторонним человеком. Стометровку бежал за 10,8 секунды. В Новосибирске выиграл чемпионат Сибири по лёгкой атлетике. За победу получил абонемент в театр оперетты. Все постановки знал наизусть! На спектакли ходил вместе с моей мамой Натальей Дмитриевной, которая училась в местном техникуме. Отец установил рекорд Сибири в конькобежном спорте на 500 метров, пробежал за 45 секунд. Результат превзошли только в 1960-е, — подчеркнул Геннадий Орлов.

— Близким другом отца на всю жизнь стал Всеволод Блинков, с которым они познакомились в Новосибирске. В 1940 году вместе ездили на сборы московского «Динамо» в Гагры к тренеру Михаилу Якушину. Всеволод Константинович прошёл в состав. Вместе «Динамо» он несколько раз выиграл чемпионат СССР, ездил в знаменитое турне по Великобритании, — пояснил комментатор.

Когда началась Великая Отечественная война, Сергей Орлов готовил лыжные отряды в Новосибирске. Трижды пытался уйти на фронт, но комендант города каждый раз снимал его с поезда. Во время войны выксунец познакомился с Всеволодом Бобровым, одним из сильнейших футболистов и хоккеистов в истории СССР. Они были закадычными друзьями. В 1944 году вместе играли за «Авиаучилище» (будущее ВВС) в чемпионате Москвы.

— В 1944 году Сергей Орлов какое-то время тренировался с ЦДКА, но в официальных матчах задействован не был. Мой отец рекомендовал Всеволода Боброва в ЦДКА. Команду лейтенантов уже возглавлял Борис Аркадьев, — рассказал комментатор.

Хоккейный сезон 1944/1945 годов Сергей Орлов встретил в «Локомотиве» из Харькова. В команду его лично пригласил начальник южных железных дорог Пётр Кривонос. А весной выксунец сменил коньки на бутсы. Выиграл Кубок Украины — в финале на поле соперника харьковчане обыграли киевское «Динамо». В 1946 году столичный коллектив стал следующим клубом Сергея Ивановича.

— В основе динамовцев я провёл пять матчей подряд. Но пятый, с ЦДКА, стал для меня роковым — во втором тайме мне поломали ногу. Лечиться уехал, конечно, в Харьков, а когда встал, наконец, без костылей на ноги и возвратился в команду, с ней работал уже новый тренер, — вспоминал в интервью сам Сергей Орлов (в оригинальной статье был неправильно указан шестой матч с «Динамо» Тбилиси. — Прим.).

В 1947-м уроженец Выксы выступал за харьковский «Дзержинец», а в 1948 году переехал в Кишинёв. Он отыграл за местное «Динамо» два сезона, причём в конце последнего стал играющим главным тренером.

— Геннадий Сергеевич, почему ваша семья переехала в Кишинёв?

— Отца в «Динамо» лично пригласил генерал-майор Иосиф Мордовец. Зачем отказываться, если зовут?! После войны в Молдавии начинал возрождаться футбол и остальной спорт. Не стоит забывать, что время было голодное, а я и старший брат Александр уже родились. В Молдавии тепло — фрукты, овощи. Правда, обстановка в республике была неспокойная: рядом Румыния, а по соседству бегали бандеровцы. В Кишинёве отец дослужился до старшего лейтенанта. Был оперативным дежурным — ездил на вызовы в форме и с пистолетом, когда ненадолго отошёл от футбола.

Отец посвящал нам с братом много времени. Брал меня с командой на все поездки (не только, когда мы жили в Кишинёве). Я невольно крутился во всей этой футбольной атмосфере. Помню выезд в Таллинн, когда папа возглавлял юношескую сборную Молдавии. Он руководил коллективом с февраля 1952-го по июнь 1953-го. У него капитанил Владимир Цинклер, один из сильнейших футболистов своего поколения.

— Отец учил игре в футбол?

— Конечно! Я обожал футбол, играл в него круглые сутки! В двенадцать лет он сказал: «Если хочешь играть в футбол по-настоящему, иди в секцию лёгкой атлетики». Там мне поставили технику бега: расположения ног, корпуса и так далее. Скорость и реакция передались по наследству. Я бежал стометровку за 11,2 секунды, получил второй взрослый разряд. Это огромное подспорье в футболе — всё время был нападающим! Мы много говорили с папой о тактике, технике и других вещах. Он фундаментально подготовил меня к футболу!

— Как вы оказались в Каменск-Уральском?

— В январе 1954 года Сергей Орлов уволился со службы и поступил в футбольную школу тренеров в Москве. А наша семья на полгода вернулась в Харьков. Обучения было заочное — он ездил на пару недель, а потом возвращался. В августе получил диплом, и мы все вместе переехали в Каменск-Уральский.

С 1955 по август 1959 года он возглавлял местный «Металлург», который выступал в чемпионатах РСФСР и Свердловской области. Отец трижды сделал команду чемпионом региона (1956, 1958 и 1959), выиграл с ней Кубок региона (1958). Тренером он был очень хорошим, хотя немного не хватало жёсткости. Папа компенсировал это тем, что отлично разбирался в футболе и держал рабочую обстановку. Также он тренировал главную хоккейную команду клуба.

— Почему уехали, если всё так прекрасно складывалось?

— В сентябре 1957 года в Озёрске взорвалось хранилище радиоактивных отходов. Этот закрытый город находился в 130 км от нас. Об аварии мы узнали не сразу. Паника началась, когда из-за белокровия умер мой одноклассник. Где-то облучился. Может быть, в соседнем лесу, который был полностью уничтожен радиацией. Деревья там стояли оголенные. В СССР об этой аварии не писали, но сарафанное радио разнесло.

В это время мой брат Александр учился во ВГИКе. Как-то приехал к нам на каникулы, пошёл в сад, начал есть яблоки и крыжовник. Когда отец это увидел, закричал: «Что ты делаешь?! Здесь же всё радиацией запачкано». Уже в Москве брат сходил к зубному — все пломбы поменял из-за повышенного фона.

В августе 1959 года отец вернулся на Украину, стал главным тренером «Шахтёра» из Конотопа. Всё для нас подготовил, получил квартиру, и в ноябре мы присоединились к нему.

— Как складывалась его карьера?

— Отец с ходу сделал «Шахтёр» чемпионом области, и всю его команду в полном составе перевели в Сумы. Так появилась команда класса «Б» — «Авангард». Он возглавлял клуб до 26 мая 1961 года. В 1962-м был вторым тренером команды «Буковина» из Черновцов. После этого вернулся в Сумы и стал тренировать детей. Именно мой отец вырастил Михаила Фоменко, футболиста сборной СССР и киевского «Динамо». Затем отец вернулся в Харьков и долгое время работал в техникуме заведующим кафедрой спорта. Он умер 20 сентября 1999 года.

— Каким вам запомнился Сергей Иванович Орлов?

— Мой отец прошёл замечательный путь! Необыкновенно добрый человек, как тренер потрясающе разбирался в футболе и хоккее, знал и анатомию, и физиологию. Буквально всё! Он относится к плеяде людей энтузиастов своего дела! Возможно, в этом году я вместе с братом Александром побываю в Выксе, давно хочу навестить город отца.

— А как складывалась ваша карьера?

— С 13 по 26 августа 1961 года я играл за футбольную сборную школьников Украины на Спартакиаде учащихся СССР в Баку. Забил два гола и с командой взял бронзовые медали. После турнира сразу попал в заявку сумского «Авангарда» и даже вышел несколько раз на замену в классе «Б». Жаль, что отца убрали несколькими месяцами ранее. Он хотел заявить меня ещё перед сезоном: я уже ездил на сборы, когда только-только исполнилось шестнадцать лет. Заставил написать письмо Марку Розину в ВЦСПС. Посыл был такой: «Сын и команда просит заявить. Можно?». От Розина пришла открытка: «Серёжа, ну что ты торопишься?! Ещё успеет наиграться твой сын, а то вдруг подорвёт здоровье!».

2 марта 1962 года, в мой 17-й День рождения, меня безо всяких писем заявили в класс «Б». Весной я даже забил пару мячей. А в июне, перед выпускными экзаменами, получил вызов в юношескую сборную Украины. Месяц тренировался на сборах в Краснодаре, но в итоговую заявку на чемпионат Европы в Румынии не попал.

Окончил школу и стал решать, где продолжить карьеру. Было два варианта — «Динамо» Киев и «Авангард» Харьков.

— Что выбрали?

— Харьков. Еще во время войны, когда мы отсюда уехали в Молдавию, там остались бабушки и дедушка. С августа оставшуюся часть сезона доиграл за дубль «Авангарда». В 1963 году стал выступать за взрослую команду — меня выпускали на замены на 20-30 минут. Поскольку возраст позволял, сыграл на юношеском первенстве СССР в Калининграде. Мы взяли серебро, а я получил приз лучшему нападающему.

Начиная со второго круга 1964 года, я стал основным. В следующем сезоне сыграл все матчи: «Авангард» взяли бронзовые медали первой лиги СССР, футболисты получили мастеров спорта. Мы должны были выйти в высший дивизион, но вмешалась политика, и этой путёвки нас лишили. Тогда я решил, что хочу играть на высоком уровне.

— Что предприняли?

— Первый круг 1966 года я отыграл в Харькове. В межсезонье главный тренер ленинградского «Зенита» Валентин Фёдоров пригласил в команду. «Авангард» не хотел меня отпускать. Я написал заявление о переходе — отказали! Вместе с «Зенитом» решили действовать через Москву. Две недели ждали решение, и в это время тренер «Металлиста Виктор Каневский пообещал отпустить, если отдам квартиру. Я её получил в прошлом году как один из лучших бомбардиров. Согласился. Ошибка страшная! Почти одновременно пришёл телетайп из Москвы с разрешением на переход. За «Зенит» я сыграл пять матчей, потом мы полетели в Бирму на международные матчи. По приезде руководство сняло главного тренера. С новыми наставниками отношения не сложились. Я вдобавок надорвал мышцы в трёх местах, а тренеры ничего не хотели слышать — требовали играть.

В мае 1967 года вернулся в Харьков, моя старая команда уже называлась «Металлист». Квартиру мне естественно не вернули. Доиграл сезон, и в ноябре уехал к своей молодой жене Наталье в Ленинград. Она всё это время жила в Северной столице и играла в театре имени Веры Фёдоровны Комиссаржевской. Следующие два сезона я отыграл за ленинградское «Динамо» и завершил карьеру. Закончил так рано из-за грыжи в позвоночнике и желтухи, которой переболел в семь лет. Она дала осложнения на печень. Врачи советовали сбросить нагрузки. Как это сделать, если ты профессиональный футболист?!

— Как попали в мир журналистики?

— В декабре 1969 года устроился в газету «Строительный рабочий» Ленинградского обкома партии. В 1973-м умер комментатор Виктор Набутов, это отец Кирилла. Он подавился кусочком мяса. Бывают такие смерти — попало не в то горло. Объявили конкурс комментаторов. Меня в газете и уговорили попробовать. Заявились двести человек, а прошёл я один.

С 11 декабря 1973 года стал работать обозревателем в Ленинградском комитете по телевидению и радиовещанию. Приставки спортивный тогда ещё не существовало. Комментаторов даже не было в штатном расписании. Я сразу попросился в командировку в Москву к Николаю Озерову и Александру Иваницкому. 31 января 1974 года уже вёл хоккейный репортаж по телевидению. Озеров отработал первый период, а потом сказал: «А теперь матч проведёт дебютант Геннадий Орлов» и передал мне микрофон.

— Получается, уже 47 лет комментируете матчи!

— В прошлом декабре получил от Олимпийского комитета диплом «Патриарх спортивной журналистики». На моем счету семнадцать Олимпийских игр, семь чемпионатов мира, шесть чемпионатов Европы по футболу и плюс две Универсиады, Игры доброй воли. Всё это я освещал на федеральных каналах!