Дмитрий Голубев: «Свой лучший матч я еще не сыграл»

Фамилия выксунского бомбардира Голубева всегда была на слуху. Успев еще в самом начале карьеры отметиться выступлениями за «Локомотив», Дмитрий затем нашел себя в родной Выксе. «Металлург» же в лице Голубева приобрел стабильного, забивного форварда, который иногда может в одиночку решить исход самого сложного матча. Кстати, успехи нападающего уже нашли свое отражение в клубе нижегородских бомбардиров имени Ефимова. Голубев вошел в него с 51 мячами на своем личном счету.

— Дмитрий, расскажи, пожалуйста, о своих первых шагах в футбольной карьере.

— Я начинал играть у Алексея Васильевича Быстрова в выксунском «Авангарде». В 1990 году выступал на КФК за «Металлург», а затем меня пригласили в команду мастеров «Волжанин» из Кинешмы.

— Как это произошло?

— Однажды в Выксу приехала сборная Москвы, в составе которой был задействован тренер «Волжанина» Ермишев, который и сделал мне предложение. В Кинешме я провел одни сезон, после чего в 1992 году перешел в арзамасское «Торпедо».

— Туда ты отравился вместе с Боровиковым, также выступавшим за «Волжанин»?

— Не совсем так. В 1992 году главный тренер арзамасцев Владимир Дергач изъявил желание видеть меня в своей команде, а уже на следующий сезон он заинтересовался Боровиковым, которого я рекомендовал с лучшей стороны.

— А Гадалов также оказался в Арзамасе по твоей «наводке»?

— В принципе, да, но не надо забывать, что окончательное решение всегда принимает тренер, я же мог только посоветовать. Что же касается Боровикова и Гадалова, то они оба заслужили право выступать в «Торпедо» своей игрой.

— Видимо, рос и уровень твоей игры, раз в 1993 году тебя пригласили в нижегородский «Локомотив»?

— Представители «Локомотива» обратились ко мне еще поздней осенью 1992 года. Тогда стало известно, что нижегородскую команду собирается покидать Дмитрий Черышев и Валерий Овчинников в личном разговоре со мной сказал, что рассчитывает на меня, как на достойную замечу. И все-таки после года выступлений в «Локомотиве» пришлось вновь вернуться в Арзамас. На уровне высшей лиге я немножко не потянул

— Овчинников перестал на тебя рассчитывать?

— Если честно, мы с Гадаловым сами попросились обратно в Арзамас. Хотелось играть, а не сидеть на скамейке запасных.

— Однако, насколько мне известно, в 1995 году о тебе вновь вспомнил «Локомотив»?

— Да. Но это ужа было чистой формальностью. Овчинников просто собрал со всей России игроков которые находились у него на контрактах. Для того чтобы решать трансферные вопросы.

— И все же ты успел отметиться в высшей лиге забитым мячом — в сезоне-93?

— Произошло это в Нижнем Новгороде в матче против находкинского «Океана», когда мы выиграли 2:0. А вообще, несколько даже обидно, что этот мяч так и остался единственным за время выступлений в «Локомотиве». Моментов забить было немало – увы, не хватило везения.

— А как отразилась на тебе смена тренеров в арзамасском «Торпедо»?

— После того, как в 1996 году команду возглавил Валерий Тихонов она стала проповедовать другой стиль игры, в который я не вписался. Как следствие, заканчивать сезон пришлось в выксунском «Металлурге».

— Но уже следующий чемпионат ты снова встретил в «Торпедо». Однако появлялся на поле крайне редко. Почему?

— Так получилось, что в одном из первых матчей я порвал внутренние коленные связки и на некоторое время выбыл из-за травмы. А когда вылечился, команду принял Валерий Синау, который стал комплектовать ее по «ростовскому варианту».

— Многие специалисты именно этим объяснили вылет «Торпедо» во вторую лигу.

— Можно, конечно и так сказать, но были и другие причины, о которых даже вспоминать не хочется. Синау просто закончил развал. Когда в составе команды началась сплошная кутерьма, все стало отчетливо ясно. Да, уход Канищева и Литвинова, конечно, сказались на игре «Торпедо», но не настолько, чтобы можно было говорить о развале коллектива. Просто не нашлось стоящего тренера.

— После того, как «Торпедо» вылетело во вторую лигу, у тебя было много предложений?

— Да. Звали в «Торпедо-Викторию», павловское «Торпедо» в некоторые другие команды.

— Тогдашний тренер павловчан Вячеслав Мельников в одном из интервью прямо сказал, что рассчитывает на вас с Гадаловым.

— И это действительно так. Но из двух вариантов, совершенно равноценных с финансовой точки зрения я выбрал родной город – Выксу. Хотелось также по-мочь ребятам поднять уровень выксунского футбола.

— Немало шума наделал ваш контракт, заключенный до 2001 года.

— В нашей команде это большого значения не имеет. Можно было подписать контракт до 3001 года (смеется), но какой смысл? Мы доверяем руководству клуба, а оно нам, в обстановке взаимного доверия и строятся отношения в коллективе.

— Сезон-97 очень удался «Металлургу», так и тебе. Особенно запомнился гол в ворота уренского «Энергетика», эффектно, забитый головой. Ты в «Локомотиве» научился так красиво играть?

— Упомянутый гол действительно получился красивым. А головой я навострился забивать еще в юношеские годы, затем лишь совершенствовал свое мастерство.

— А годы, проведанные у Овчинникова, способствовали этому?

— Валерий Викторович ничего плохого мне не сделал, часто входил в положение, помогал. Но психологическое давление на футболистов в «Локомотиве» было намного выше, чем в «Металлурге». Иногда это, конечно, помогало, а иногда, как мне кажется, шло во вред. В выксунской команде чувствуешь себя намного раскрепощенней и в то же время постоянно осознаешь, что от тебя ждут хорошей игры. Поэтому настраиваемся на матчи всегда с полной ответственностью, чтобы оправдать доверие, как тренеров, так и болельщиков.

— Кстати, болельщики, наверное, были и шоке, когда «Металлург» не прошел лицензирование в ПФЛ?

— Конечно, неприятное известие не обрадовало никого. Но апатии не было. Не последнюю роль сыграли и сплоченность нашего коллектива, несмотря на многие предложения ребята решили остаться в Выксе и своей игрой доказать свое право выступать в чемпионате России.

— Что вам и удалось сделать после безоговорочного выигрыша регионального турнира. А не тяжело было после него перестраиваться на матчи с профессиональными командами?

— В принципе нет, но полностью избежать спадов конечно, не удалось.

— И в заключение — вопрос, касающийся всей твоей футбольной карьеры. Какой матч в ней был самый удачный?

— Я его еще не сыграл.

Максим Бобровский

Газета «Футбол-Хоккей НН» №50 от 17.12.1999