Михаил Гроздов: «Хотелось на танцы с девчонками сходить, а не тренироваться»

Трёхкратный чемпион области и обладатель кубка Михаил Гроздов считается одним из самых сильных защитников в истории выксунского футбола. Капитан «Металлурга», также успешно поигравший в Эстонии, рассказал, почему едва не бросил профессиональный спорт, как выбирал между бараком и общежитием, почему отказался от перехода в дзержинский «Химик» и содроганием вспомнил о нагрузках у Вячеслава Крыгина.

— Михаил Викторович, когда и где вы начали заниматься футболом?

— Я родился в селе Берёзовка Вачского района. В Выксу семья переехала потому, что двум старшим сёстрам нужно было учиться. Они поступили в техникум, а я пошёл в первый класс школы №1. Тогда же узнал о футболе. Гоняли мяч на переменах, а до и после школы бегали в техникумовский сквер. С нами занимался будущий нападающий «Металлурга» Владимир Шлёпкин. Он был на шесть лет старше: учил игре и всегда давал мяч.

Вскоре Вячеслав Крыгин создал детскую команду «Коммунар». Играли на «Кожаный мяч», но тягаться с «Орбитой» не могли. Затем меня пригласили в юношескую команду «Металлурга». В ней играл Николай Викулов, ставший одним из лучших нападающих выксунского футбола.

— Как складывалась взрослая карьера?

— В 1975-м «Металлург» возглавил Сергей Захаров и включил меня в состав. Команда переживала тяжёлые времена, играла по второй группе. Тренер мне доверял — я почти всегда попадал в стартовый состав. На второй год мы выиграли стыковые матчи и попали в главный чемпионат.

— После этого вы покинули команду… Почему?

— Молодость! Хотелось погулять, на танцы с девчонками сходить, а тут надо режимить, постоянно тренироваться. Решил играть за «Строитель» Треста-10. Команду тренировал Валерий Комков. Играли на первенство области среди строительных трестов, завоевали серебро. Турнир был сильный, а условия в плане личной свободы — попроще.

— Всё же вы вернулись в «Металлург» в 1978-м.

— Уговорил Сергей Захаров, и мы сразу стали чемпионами области. Концовка получилась необычной. Мы завершили турнир, точно гарантировали второе место. В перенесённом матче кстовский «Нефтяник» победил «Красную Этну» и сделал нас чемпионами. Сами они стали вторыми, а горьковчане опустились на третье место. Известие о чемпионстве получил необычно. Встретил на улице Захарова, который сказал, что мы победили.

— За счёт чего это удалось?

— Захаров установил в команде жёсткий режим, каждый должен был думать только об игре. Перед матчами ходил к некоторым футболистам по домам и проверял, чем они занимаются. Ещё по второй группе собирал нас иногда перед играми в профилактории, а в высшей лиге эта практика стала постоянной. Сергей Сергеевич всё правильно делал — без режима не будет результата. В итоге «Металлург» выиграл чемпионат, кубок области и взял две бронзы.

— Что за история с дзержинским «Химиком», после которой вам запретили играть в футбол?

— В 1979 году, перед финалом кубка области, в Выксу за мной и Александром Шемяковым приехал начальник дзержинской команды Аркадий Афанасьев. Мы отдали ему паспорта, чтобы он нас заявил. Сами поехали в Ворсму на финал с «Красной Этной». Выиграли с минимальным счётом, победный гол забил Александр Захаров. К сожалению, поле там плохое. Больше играли верхом, хотя команда у нас была техничная и старалась комбинировать.

После этого поехали с женой в Дзержинск. Поселились в гостиницу при команде. Переночевали, посмотрели город. Он нам не понравился. Подумали, зачем чего-то менять и уехали домой. А Шемяков остался, сыграл несколько официальных матчей, но почти вслед за мной вернулся обратно. Тут из федерации поступило письмо, что нам, футболистам-профессионалам, нельзя играть. Этот вопрос благополучно решили, но несколько матчей мы пропустили.

— Почему в 1981 году Сергея Захарова убрали из «Металлурга»?

— У него было много недоброжелателей. На его место поставили Николая Степнова. Начали хорошо, но потом результаты пошли вниз. Коля тренировал по-простому, был мягким человеком, что неоправданно в профессиональном футболе. Степнов больше детский тренер. Любил заниматься с ребятами, пошутить, а с мужиками надо пожёстче, поавторитетнее. А он продолжал дружить со всеми. В футболе не нужно братаний, тренер должен быть чуть повыше. Вообще это не его вина, из футболиста в тренера он превратился неожиданно.

— Почему вы уехали играть в Эстонию?

— Мне было 22 года, а меня до сих пор не призывали в армию. Если бы попал в обычную часть, то с футболом пришлось бы попрощаться. На предсезонных сборах в Геледжике переговорил с тренером пярнского «Рыбокомбината». Анца Коммусара знал давно — при Захарове часто ездили на сборы в Эстонию и Ленинград. Там надувные залы, похожие на ФОК «Олимп». Только искусственные поля были ужасные: с сильным сцеплением и высокой травой. Упадёшь — сразу всё сожжёшь. Хотя бы сантиметр травы у поля срезали. Там такая щетина: ударил, а мяч сразу тормозит. Да и бегать трудно.

Коммусар сказал, что устроит меня в местную химическую часть. «Будешь служить и играть», — сказал он. И 22 сентября 1981 года я уехал в Эстонию. Отыграл концовку чемпионата за Пярну и пошёл служить. Анц постоянно, в том числе зимой, устраивал двухнедельные сборы и выбивал освобождения для меня и ещё двух футболистов. С Пярну я взял республиканский кубок, завоевал серебро и две бронзы.

— Что за таллиннский «Спорт», за который вы выступали в 1983 году?

— Это сборная Прибалтийского военного округа, которую создали на базе этой команды. Нас троих из Пярну включили в её состав. Ещё был футболист ленинградского «Зенита» и кто-то из Калининграда. Мы выиграли местный турнир и поехали на финальные соревнования в Баку. Нас поселили в знаменитых сальянских казармах. Туда же приехали команды из ГДР, за которую играли одни офицеры, и Польши. Всего шесть коллективов. Боролись в каждом матче: с кем-то сыграли вничью, а если проигрывали, то с минимальной разницей, но всё равно заняли последнее место. Кстати, на этом турнире меня пригласили в Черкесск играть по второй лиге. Я им пообещал, но сам не поехал.

— А в Эстонии предлагали остаться?

— Ещё бы. Сначала дали комнату в общежитие, а в конце службы — квартиру. Если бы не ребёнок, который в детстве много болел, то может быть и остался. В Пярну плохая погода: дожди, слякоть, сырость, поэтому вернулся в Выксу. Нашей семье дали хорошую квартиру на станции №1 около пруда на улице Запрудной. Это был барак на четыре семьи под снос. Там ещё Степнов жил в своё время. Также предлагали общежитие, но мы отказались, потому что в общаге можно всю жизнь прожить. В бараке обитал всего полгода и получил квартиру.

— Чем «Металлург» Крыгина отличался от «Металлурга» Захарова?

— Тяжёлыми тренировками. Вячеслав Алексеевич как-то съездил в Ленинград и привёз оттуда конспекты Лобановского. И начал гонять… Дважды в день скоростные кроссы. Домой сходишь, отдохнёшь, а вечером опять тренировка. Господи! Мне казалось, что хуже не бывает. На предсезонке пощады не давал! Иногда в чемпионате были «окна», и он устраивал кроссы посреди недели. После таких занятий я и Виктор Денискин не уступали легкоатлетам на 400 и 800 метров.

Зато при Крыгине было хуже с питанием и базой. Профилакторий больше не давали, а после таких нагрузок обязательно нужен массаж. А его не было. Идёшь домой — ног вообще не чувствуешь. Силёнок в игре побольше становилось, а может я просто опыта набрался.

— Считается, что вы первым в Выксе стали атакующим защитником. Правда?

— Да. Я играл в центре обороны (хотя бывало и последним), но часто подключался на угловые и стандарты. По отзывам болельщиков, хорошо играл головой. Сам бог велел! Стандарты не пробивал, потому что их хорошо исполняли Быстров, Зайцев, Попов и Викулов. Они специализировались на этом, а моя задача была обороняться.

Центр защиты — самая опасная зона. Надо быть осторожным, особенно при контратаке. Когда можно, шёл вперед и заполнял свободные зоны. Если требовалось срочно забить гол, то рисковал. Крыгин даже ставил центральным нападающим, я прилично забивал. Когда счёт нормальный, то рисковать не нужно. Самое главное — победа команды!

— Самый красивый гол назовёте?

— В Эстонии дальним ударом с тридцати метров. Мяч так удачно попал на ногу, что он залетел со свистом в девятку по центру ворот. Вратарь даже руки не поднял. Все были без ума! Хотя удар у меня обычный, не пушечный. В большой степени забивал головой.

— Каким защитником были сами?

— Мой кумир — Франц Беккенбауер. С детства нравился, такое спокойствие. Со стороны говорят, что я жёсткий и неуступчивый, но у меня никогда не было мысли кого-то сломать, сделать больно. Кому как повезёт, у кого кости крепче! Кого-то травмировал, потому что футбол — контактный вид спорта. Часто играл корпусом. Жёстче его поставил, и не каждому дано тебе противостоять. В подкатах хорошо себя чувствовал, мог технично и аккуратно подкатиться. Это крайняя мера! Поля не поливали: подкатишься — все бока сожжёшь. В сырую погоду полегче. Но если надо, то всегда шёл в подкат. Играл в пределах правил, и зрители были довольны моими действиями.

— Почему перешли в «Дружбу» в 1991 году?

— С Крыгиным стали чемпионами области 1988 года, а в следующем сезоне уже с Евгением Поповым взяли серебро первенства РСФСР по КФК. Я мечтал купить автомобиль. На заводе стоял пять лет, очередь так и не подошла. А директор свинокомплекса Олег Катчиев, который спонсировал «Дружбу», обещал помочь. К сожалению, у него также не получилось. Отыграл за команду два сезона. Сначала легко выиграли вторую группу, а затем вышли в финал кубка и взяли серебро чемпионата области.

— Почему завершили карьеру?

— В 1993 году я вернулся в «Металлург» и в третий раз стал чемпионом области. Команда заявилась на Россию. Я отыграл на таком уровне два сезона. На последней предсезонке футбол стал в тягость, как будто вынули батарейки. Тренируюсь, а сил нет. Решил, доигрываю сезон и заканчиваю карьеру.

— Чем занялись дальше?

— Меня назначили главным тренером дубля «Металлурга». Мы работали от колёсопрокатного цеха и только на словах считались второй командой. Даже было соперничество с «Металлургом». Мы никого не воспитывали, брали много ребят из Мурома. Работали на результат. 1997 год стал самым успешным. Мы выиграли кубок области и заняли третье место в чемпионате. Некоторые ребята из этой команды в будущем стали футболистами «Металлурга». Самый знаменитый, я думаю, Александр Давыдов. А Евгений Конюхов пробился в Российскую премьер-лигу.

— Вы до сих пор играете за ветеранов?

— Совсем недавно, в 2019 году, повесил бутсы на гвоздь. Надоело всё! Спина перед новым годом заболела, месяц не отпускало. Сейчас я уже на пенсии, но продолжаю трудиться. Работаю сторожем-вахтёром в спорткомплексе на Жуковке!

Михаил Викторович Гроздов родился 21 ноября 1958 в селе Берёзовка Вачского района. Центральный защитник. В 1975-1976, 1978-1981, 1984-1990, 1993-1995 года выступал за выксунский «Металлург», в 1977-м за «Строитель», с 1981-го по 1983-й — за «Рыбокомбинат» (Пярну), а в 1991-м и 1992-м — за «Дружбу». В 1996 и 1997 годах — главный тренер дубля «Металлурга», а с 2003-го по 2007-й — второй тренер в «Колёснике».