Владимир Карпунин: «Хоккей – моя жизнь»

Большой спорт жесток. История знает много случаев, когда знаменитые в прошлом спортсмены уходя со спортивной арены, опускались на самое дно, спивались, да и просто кончали жизнь самоубийством. Потому что очень трудно перейти из одного существования в другое. Старые травмы вдруг превращали их, в прошлом сильных и могучих в инвалидов. Вторая причина их падения может быть в том, что не все становятся тренерами, судьями. Будь ты хоть трижды олимпийский чемпион — ну не дано тебе это — и все! Тут особый талант нужен.

— Владимир Николаевич, расскажите немного о себе.

— Я родился в Выксе в 1946 году. Учился в школе №1, где спорт был не на последнем месте. Учителем физкультуры работала Мария Григорьевна Александрова. Это она привила нам любовь к спорту. Мы ходили на лыжах, играли в футбол. Когда замерзал наш Варнавский пруд, бегали туда кататься на коньках. Мне было пять, а брату Ване семь лет, когда отец купил нам две пары коньков. Снегурки, которые привязывались к валенкам.

— А вы помните, когда у вас в руках оказалась клюшка?

— Помню. Первые клюшки были самодельными, мы вырубали их в лесу. Конечно, они были не прочными, быстро ломались. Когда на пруду замерзал лед, начинались наши первые баталии. Потом мы стали ходить на стадион, смотрели первые матчи по русскому хоккею. В 1960 году в город с далекого Урала вернулся Октябрь Иванович Вилков и привез в Выксу хоккей с шайбой, так называемый канадский хоккей. В 1961 году, опять же с Урала, приехал Владимир Иванович Ярин. В то время я уже хорошо бегал на коньках был чемпионом школы и города. Однажды, когда мне было уже 14 лет, мой брат привел меня в хоккей с шайбой. Он в то время уже выступал за основной состав по футболу. И вот Ярин пригласил меня на первую тренировку. Она проходила на Верхнем пруду. Мне понравилась азартная интересная игра, красивая форма. Первое время форма была великовата. Мы ее подрезали, ушивали, книжки подкладывали вместо щитков. Защитные средства были слабоваты. О шлемах вообще разговора не было.

— С какого года вы играли за взрослую команду?

— В 1961 году я уже играл за сборную города на первенство области.

— Это в 16 лет?

— Да. Тогда юпошеских команд еще не было. И вот играю с того времени по сегодняшний день. Когда я был уже в Томске, отец прислал мне вырезку из газеты, где было написано, что живет в Выксе парень-хоккеист, бомбардир, который забил за сезон 71 шайбу. Но я жил уже не в Выксе, и мне было уже не 18 лет. Газета устарела на два года. Я этот случай запомнил на всю жизнь.

— Расскажите об этом периоде.

— В 1965 году я уехал в Томск, на химический комбинат, и начал выступать за сборную, которая играла на первенство Союза среди закрытых городов класса «Б». Высшая лига. Команда мастеров.

— На какой период приходится ваш «золотой» спортивный пик?

— На 1972-74 годы. Это был Томск. Однажды тренеры вызвали меня к себе и сказали, что нужно попробовать себя в з защите. Я всю ночь не спал. Думал, если не получится, вся моя спортивная карьера может рухнуть. А без хоккея я себя уже не мыслил. Попробовал, стало получаться. Постепенно закрепился в первой пятерке и играл в ней до конца томского периода.

— Спорт раньше был не таким, как сейчас. По-другому оплачивался. На что вы жили?

— Мы все числились на заводе слесарями-электриками. Если растешь в спорте — росли и производственные разряды. Но были у нас «неигровые» периоды, когда мы ходили на завод и работали, как все. Постепенно освоили свои вторые дрофессии и, работали неплохо. На сборах нам платили суточные, командировочные. Но все равно мы тогда играли не за деньги. Были спортивный энтузиазм, спортивная совесть, честь.

— У вас травмы?

— Хоккей — игра, сопровождающаяся силовыми приемами. Травмы всегда были с нами. Они нас преследовали повсюду.

— Где сейчас работаете?

— В ФОЦе, физкультурно-оздоровительном центре. Являюсь главным тренером хоккейной команды «Металлург».

— В каком она сейчас состоянии?

— Команда неплохая. Она полностью выксунская. Приезжих нет. Но сейчас положение в городском хоккее тревожное. Есть ряд причин нашего неудачного выступления в прошедшем сезоне, от нас независящих. Игроки неосвобожденные, это первое. Второе — при таких больших нагрузках (производство, тренировки, игры) не было нормального питании.

— Проблема в деньгах?

— Проблема во внимании к команде. На первом месте в городе сейчас другие виды спорта. Раньше была «Золотая шайба». Проводились такие соревнования на уровне школы, города, района, области. В этом году «Золотой шайбы» не было, да и детской спортивной школы по существу нет. Мы хотим выйти с предложением дать нам хотя бы полставки за счет детского футбола, где сейчас много тренеров. Дети хотят играть в хоккей, но мы ничем не можем им помочь. Хоккей вообще стоит на грани ликвидации.

— Какой же выход?

— Выход? Надо повернуться к этому виду спорта. Зимой ребятишкам некуда деваться. Есть много случаев, когда трудновоспитуемые дети с помощью хоккея выходили в люди. Жесткая коллективная борьба на площадке очень сплачивает, закаляет. И это все, естественно, переносится в жизнь.

— Ваши пожелания на будущее?

Хоккей нужно развивать, а не уничтожать. У нас нет «Авангарда», прекратил свое существование «Строитель». Остался один «Металлург». Конечно, что-то делается, чтобы спасти положение. Помогают нам и начальник ФОЦа Николай Михайлович Мингулов и руководство завода. Но этого мало. Хотелось бы, чтобы была взрослая команда, детский и юношеский хоккей. Да, спорту сейчас трудно. Но хотелось бы больше внимания команде.

Н. Меньшов

Газета «Выксунский рабочий» от 29.03.1996